Формирование навыков социально-психологической самообороны подростков группы риска

В.А. Черников1, Е.А. Черникова2
1, 2 Волгоградский государственный социально-педагогический университет, Волгоград, Россия
1 chernikov.va@gmail.com
2 kamishanova@gmail.com

Аннотация

В статье обосновываются факторы, предопределяющие процесс взросления современного российского подростка, которые значительно увеличивают риски формирования различных видов  отклоняющегося поведения указанной целевой группы, что в свою очередь актуализирует необходимость разработки и внедрения более эффективных форм профилактики. Одной из таких форм, фокусирующейся на развитии личностных и социальных навыков подростков, является тренинг. В статье представлен опыт реализации тренинговой программы по формированию навыков социально-психологической самообороны подростков группы риска в социальных и образовательных организациях Волгоградской области. Особое внимание уделяется обоснованию логики и принципов проведения тренинга навыков социально-психологической самообороны, представлена примерная тематика занятий с подростками. Кроме того, приведены качественные результаты, полученные по завершению реализации тренинговых программ с подростками группы риска.

Ключевые слова

социально-психологическая самооборона, тренинг навыков, подростки группы риска, профилактика

Для цитирования

Черников В.А., Черникова Е.А. Формирование навыков социально-психологической самообороны подростков группы риска // Педагогическая перспектива. 2023. № 4(12). С. 45–53.  https://doi.org/10.55523/27822559_2023_4(12)_45

Информация об авторах

Владимир Александрович Черников – кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры социальной педагогики Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Елена Александровна Черникова – кандидат педагогических наук, старший преподаватель кафедры социальной педагогики Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Текст статьи

Анализ современных социально-психологических исследований [1; 2; 3; 4; 5 и др.] позволяет по-новому взглянуть на ключевые факторы, во многом предопределяющие процесс взросления современного подростка, который значительно отличается от того, как взрослели подростки предыдущих поколений.

Во-первых, повсеместное распространение Интернета и информационных технологий (по оценке ВЦИОМ, если в 2009 г. в нашей стране ими пользовались 45% подростков и молодёжи, то 2019 г. – уже 98%) существенно изменили подростковые и молодёжные субкультуры. Наблюдается снижение степени устойчивости подростков в контактах с другими людьми, привязанности подростков к сверстникам и принадлежности к определённой группе, компании. Это приводит к тому, что снижается роль традиционных ресурсов социальной адаптации подростков – друзей, кружков и секций, общения с одноклассниками. Из-за повсеместного использования чатов, социальных сетей, мессенджеров лучше развивается вербальная коммуникация, при этом навыки невербальной коммуникации и эмоционального взаимодействия практически не формируются. Все это ведёт к трансформации коммуникативных способностей подростков [2].

Во-вторых, «размывается» идентичность подростков. Усиление миграционных процессов, межкультурного и межрелигиозного взаимодействия привело к тому, что различные социальные системы и группы стали более доступны. Это упростило для подростков задачу поиска групповой принадлежности. Одновременно стал проще выход из социальной группы, которая оказалась неудобной и неподходящей для подростка. В современном мире упростился процесс смены места проживания, образовательного учреждения, вероисповедания, сексуальной ориентации, гендерной идентичности. Это, в свою очередь, влечёт за собой дефицит стимулов подростков для саморазвития навыков сопротивления внешнему давлению, противодействия психологическим манипуляциям: угрозам, шантажу, насмешкам, запугиванию и др. [3].

В-третьих, происходит рост социальной напряжённости: давление социума растёт, провоцируя за собой и рост неуверенности подростков в собственных силах, в своём будущем в целом. И если раньше обострение социальной ситуации в нашей стране приводило к росту числа проявлений отклоняющегося поведения и правонарушений среди подростков, то в последнее время в России наблюдается снижение числа правонарушений, совершаемых несовершеннолетними. Вместе с тем в настоящий момент на первый план выходят преступления, совершаемые с особой жестокостью, а также незапланированные и несогласованные уличные акции, массовые беспорядки с участием молодёжи. Таким образом, можно предположить, что способ выражения напряжённости в социуме сейчас изменился. Одновременно всё больше в центре внимания общества стали оказываться ситуации травли среди детей и подростков. Согласно результатам исследований буллинга в российских образовательных организациях, в ситуациях травли, обструкции, дискриминации принимают участие от 20% до 75% подростков. По мнению психологов и педагогов, широко распространилась дискриминация по национальному и этническому признакам [4].

Перечисленные факторы значительно увеличивают риски формирования различных видов отклоняющегося поведения подростков: зависимое поведение (в том числе употребление подростками психоактивных веществ), агрессивное (в том числе участие в экстремистских движениях) и аутоагрессивное поведение, делинквентное поведение, рискованное сексуальное поведение, а также инфантилизм и эскапизм. Это, безусловно, актуализирует необходимость разработки и внедрения более эффективных форм профилактики, чем просвещение и агитация. Применяемые в массовой практике лекционные занятия, информирующие аудиторию о вреде того или иного поведения, социальные акции, а также рекламные средства, призванные напугать или навязывающие готовое решение («Сделай правильный выбор: скажи НЕТ наркотикам») явно недостаточны в отношении современных подростков, поскольку хоть и оказывают влияние на мировоззрение, а также расширяют знания подростков, но в гораздо меньшей степени способствуют формированию навыков сопротивления и защиты от неблагополучных факторов.

Как отмечает М.А. Алиева [6], зарубежный и российский опыт применения программ жизненных навыков (принятия решений, выбора, совладания со стрессом, распознавания и противодействия давлению и манипулированию, заражению и внушению) подростков указывает на то, что они демонстрируют более высокую эффективность по сравнению с массовой практикой. Однако большинство методических материалов разработано для профилактики употребления ПАВ, в то время как наблюдается дефицит программ жизненных навыков, которые были бы адаптированы к профилактике Интернет- и игровой зависимости, предупреждению вовлечения подростков в криминальные группы, проституцию, экстремистские организации, религиозные секты. Кроме того, результаты проведённого нами опроса учащихся 7–9 классов образовательных организаций Волгоградской области показал, что всё чаще подростки становятся жертвами мошенничеств, совершаемых в экономической сфере, в том числе в сети Интернет и через средства мобильной связи (70% опрошенных). Это, в свою очередь, свидетельствует о востребованности программ формирования навыков противодействия финансовым мошенникам. Также обучение подростков группы риска навыкам противостояния влияния и манипуляции является эффективным направлением работы в области профилактики буллинга (унижений, издевательства, травли, насилия в разных формах).

Для решения обозначенной проблемы нами была разработана программа формирования у подростков навыков социально-психологической самообороны и противодействия негативному влиянию со стороны окружающих и СМИ. Вслед за Е.В. Сидоренко под социально-психологической самообороной мы понимаем систему обеспечения устойчивости личности, защищающую сознание от негативных и травмирующих переживаний: внутренних и внешних конфликтов, чувств тревоги, угнетённости и бессилия [7, с. 107]. Владение подростками навыками социально-психологической самообороны, на наш взгляд, будет способствовать формированию ассертивного поведения в целом – открытого, уверенного, прямого поведения, которое, согласно позиции Н.М. Зелениной, не обладает целью нанести вред другим людям [8, с. 219].

Основной формой реализации программы нами был выбран тренинг, в рамках которого все участники группы активно включаются в творческую деятельность, интенсивное общение и расширение собственного опыта, что способствует развитию социальных навыков, способностей к самосознанию и саморегуляции [9, с 180]. При этом, используя идеи Е.В. Сидоренко [7], в структуре тренинга формирования навыков социально-психологической самообороны мы выделяем три направления воздействия: когнитивное – получение информации; эмоциональное – формирование новых психических установок и интерпретация полученного опыта через личную значимость; конативное – перестройка и приобретения собственных поведенческих реакций за счёт осознания неэффективности в ранее использованных привычных способах поведения.

Анализ опыта проведения тренингов жизненных навыков в работе с молодёжью позволяет обоснованно утверждать, что основными препятствиями более широкого использования данной социальной технологии является дефицит подготовленных кадров и конкретных методических разработок. Часто от тренера требуется такой уровень квалификации, который позволил бы адаптировать и модифицировать имеющийся опыт применительно к разным целевым группам. От этого зависит вид профилактической тренинг-программы (универсальная, селективная и целевая), каждая из которых имеет существенные особенности. Универсальная профилактическая тренинг-программа направлена на всех представителей определённой группы населения, независимо от степени риска, например, в школах, на уровне сообществ. Основная цель универсальных программ – повышение осведомлённости о проблеме и о возможности получения помощи. Селективная профилактическая тренинг-программа направлена на группы риска негативного влияния со стороны окружающих и СМИ. Целевая профилактическая тренинг-программа направлена на лиц, которые уже выступали жертвами психологического давления, манипулирования, внушения и заражения. Такое понимание проблемы позволило нам сформулировать цель программы – формирование навыков самообороны и противодействия давлению, манипулированию, внушению и заражению у подростков группы риска.

Для решения задачи, связанной с подготовкой тренеров, которые впоследствии осуществляли профилактическую работу с подростками в социальных и образовательных организациях, нами была разработана обучающая программа (тренинг для тренеров). Цель образовательной программы – формирование у участников системы тренерских компетенций, необходимых для разработки и реализации собственной образовательно-профилактической программы. В качестве тренеров выступили студенты старших курсов вузов, обучающиеся на психолого-педагогическом и педагогическом направлениях, члены социально ориентированных некоммерческих организаций, а также специалисты социальных и образовательных организаций, работающих с подростками.

Программа состоит из четырёх сессий, продолжительность каждой – 2 тренинговых дня (12 академических часов). Промежутки между сессиями – 2 недели. Между тренингами предполагается интенсивная самостоятельная работа (24 академических часа) каждого из участников программы обучения (чтение литературы, диагностика особенностей целевой группы, ассистирование в ведении тренингов и ко-тренерство, разработка собственного тренинга и т.д.). Начиная со второй сессии, обязательным элементом становятся показы участниками фрагментов тренинга и получение обратной связи. В ходе последней сессии участники представляют самостоятельно спроектированный тренинг. После 4-й сессии, в случае успешной сдачи зачёта (разработка тренинга), участники получают сертификат тренера.

Образовательная программа для тренеров включала следующие модули:

  • Структура тренинга навыков. Методы тренинга навыков: мини-лекция, фасилитация, ролевые и метафорические игры, кейс-обучение. Особенности формирования навыков самообороны и противодействия давлению, манипулированию и спорным способам психологического влияния.
  • Управление групповой динамикой. Методы влияния на групповую динамику: групповая дискуссия, шеринг, 6 видов социометрии, пантомима, тесты лабилизационные и проективные.
  • Подросток и группа подростков как субъект тренинга. Конструктивное и деструктивное поведение подростков на тренинге навыков. Особенности общения и взаимодействия с различными категориями подростков.
  • Личность тренера и её влияние на тренинг навыков. Индивидуальный стиль тренера. Эмоциональный интеллект тренера.

По завершению образовательной программы участники освоили технологию обучения подростков навыкам самообороны и противодействия негативному влиянию в форме тренинга, а затем проводили собственные профилактические мероприятия среди подростков – учащихся вечерних (сменных) и дневных школ, техникумов и колледжей, воспитанников социально-реабилитационных центров и детских домов, клиентов подростковых молодёжных центров и молодёжных объединений;

Все проведённые мероприятия условно можно разделить на 4 группы:

  • Тренинги личностного роста и коммуникативных качеств, включающие вопросы противостояния манипулированию и давлению, например, «Характер», «Харизматическая личность», «Я и Коллектив», «Я в конфликте», «Общение без границ», «Моя жизнь в моих руках», «Принципы хорошего слушания», «Радуга знаний», «СТОП Конфликт».
  • Тренинги саморегуляции, уверенного поведения в ситуациях давления на подростка, например, «АнтиСтресс», «Тревога – друг, тревога – враг», «Способы психической саморегуляции», «Аутотренировка и самонастройка перед публичным выступлением», «Дыхательные упражнения и произвольное самовнушение», «Держи себя в руках», «Прогрессивная мышечная релаксация: когда трудно».
  • Тренинги обучения навыкам цивилизованного поведения в конфликтных ситуациях, например, «Техники аргументации в межличностном и публичном общении», «Слабо? Как не дать собой манипулировать», «Психологическое разминирование», «Умение сказать: «НЕТ», «Процессы коммуникации «Убеждение»».
  • Специализированные тренинги, например, «Криминальная субкультура: как ей противостоять», «Как не стать жертвой финансовых мошенников», «Зависимость от деструктивных культов», «Профилактика наркотической зависимости среди молодёжи», «Если Вам предлагают попробовать», «Компьютерная зависимость», «Профилактика интернет-зависимости», тренинг «Сказка про Интернет», «Интернет-безопасность», «Кибер-атаки в нашей жизни: активная защита», «Виды троллей и техники противодействия им».

Все проведённые тренинговые занятия основывались на единых принципах: принцип вызова или призывающей задачи; принцип положительной обратной связи; принцип весомости или «сухого остатка»; принцип эффективности методов и упражнений [10, с. 142], которые были реализованы в определённой последовательности стадий тренингового занятия, разработанной одним из авторов (см. таблицу).

Таблица. Логика проведения тренинга навыков самообороны и противодействия давлению, манипулированию, внушению и заражению (В.А. Черников)

Стадия

Содержательная цель (для участников)

Динамическая цель (для тренера)

Техники

Постановка проблемы

понять проблемное поле, «зону роста»

заинтересовать

групповое обсуждение;
метафорическая игра

Поиск решения

интуитивная проба, мобилизация прошлого опыта для решения проблемы

усилить мотивацию обучения

деловая или имитационная игра с ограничениями по времени, соревнованием;
кейс-метод

Решение

наглядно получить решение, понять «как работает» техника

показать «как надо», пояснить скрытый механизм техники

мини лекция;
разбор кейсов;
личная или видеодемострация

Освоение технологии

потренировать технику в целом

наблюдать, поддерживать

ролевая игра (возможно с видеоанализом);
тренировка в малых группах

Работа над ошибками

отработать отдельные приёмы

предложить упражнение индивидуального уровня сложности

индивидуальная мотивационная беседа;
проективные методики;
индивидуальные задания;
визуализация

Обмен обратной связью

понять индивидуальные особенности использования техники

дать возможность высказаться и получить положительную обратную связь

групповое обсуждение;
индивидуальное консультирование участников

По завершению проведения тренинговых занятий мы получили следующие результаты: повысилась резистентность подростков-участников занятий к ситуациям унижений, издевательства, травли, насилия в разных формах; расширился репертуар применяемых подростками способов противостояния давлению и манипулированию со стороны сверстников и взрослых; повысилась точность использования различных стратегий копинг-поведения, самоконтроль.

Общим критерием продуктивности данных тренинговых занятий следует считать успешную реализацию подростками приобретённых психологических знаний и освоенных технологий, необходимых для повседневной жизни, а также успешную адаптацию к среднему звену школы. Учитывая эти критерии, на основе данных самоотчётов тренеров, наблюдений в ходе «открытых занятий», а также экспертной оценки, полученной в процессе дискуссий на методических семинарах и круглых столах, мы можем сделать вывод об успешности реализованных тренингов. Помимо прочего, мы готовы фиксировать следующие положительные изменения в результате реализации тренингов с подростками:

  • участники получили адекватное представление о последствиях агрессивного, рискованного, криминального поведения для собственного развития и с точки зрения ущерба окружающим людям и обществу в целом;
  • повысилась психологическая грамотность подростков;
  • у участников повысилась уверенность в своих способностях противостоять нежелательному влиянию среды и отстаивать безопасное поведение в различных ситуациях;
  • участники повысили компетентность в области общения с другими людьми, особенно в ситуациях действия устойчивых социальных стереотипов;
  • участники узнали, как лучше поступить в случае давления со стороны сверстников;
  • участники стали чаще проявлять недискриминационные установки по отношению к различным группам людей (мигрантам, беженцам, переселенцам, несовершеннолетним правонарушителям, нарко- и алкоголезависимым).

Особое внимание необходимо уделить результативности тренинговых программ, ориентированных на модель личностного роста. В отличие от большинства других, они фокусируют внимание подростков на фундаментальных причинах рискованного поведения – безответственности и ощущении вседозволенности. В основу таких тренингов положены принципы неспецифической профилактики, направленные на формирование у подростков такой системы духовно-нравственных ориентиров, которые, реализуясь в поведении участников программы, сводили бы риск девиантного, аддиктивного и деликвентного поведения к минимуму. Такие тренинг-программы способствовали актуализации в подростках доброго начала, формированию способности сопротивляться злу, развитию духовно-нравственного потенциала.

Анализ результатов проведённой работы указывает на необходимость наращивания научно-методических усилий в данной области. Занятия, проводимые в тренинговой форме, воспринимаются подростками как современная и интересная форма обучения, а тема взаимоотношений с окружающими людьми является «красной линией» подросткового возраста. Косвенным подтверждением этого стало то, что реализация программы вызвала значительный интерес со стороны тех подростков, которые, пройдя обучение, вызывались добровольно содействовать его реализации в других образовательных и молодёжных организациях.

Таким образом, реализованная программа формирования навыков социально-психологической самообороны подростков группы риска является примером нового подхода к профилактике, фокусирующейся на развитии личностных и социальных навыков подростков.

Во-первых, она позволила дополнить просветительские и агитационные программы профилактики употребления ПАВ, что значительно повысило эффективность этого направления работы. Подростки научились применять общие навыки неагрессивного настаивания на своём (умения сказать «нет», требовать, неагрессивно настаивать на своих правах) в сопротивлении прямому давлению сверстников в приобщении к психоактивным веществам. Таким образом, подростки не только обучаются широкому ряду личностных и социальных навыков в целях повышения социальной компетентности, но также учатся приложению этих навыков к конкретным ситуациям прямого социального давления в приобщении к потреблению психоактивных веществ.

Во-вторых, реализация программы позволила повысить уровень сопротивляемости подростков вовлечению в криминальные группировки, экстремистские организации, религиозные секты, а также привлечь внимание широкой молодёжной общественности к этой проблеме, наработать полезные для психолого-педагогического сообщества практики.

В-третьих, проведение тренингов навыков социально-психологической самообороны и противодействия буллингу (унижениям, издевательствам, травле, насилию в разных формах) позволило не только повысить резистентность участников программы, но и способствовало формированию негативного имиджа агрессивного стиля поведения в подростковых группах. Возможность в рамках тренинга «примерить» на себя роль жертвы и проанализировать ощущения способствовала улучшению социально-психологического климата в подростковых группах.

Список литературы

  1. Подросток и его жизненный путь: время поиска / А.А. Бочавер, К.Д. Хломов, К.А. Бочавер [и др.]. М.: Издательство «Памятники исторической мысли», 2018. 153 с.
  2. Агрессия и автономия в подростковом возрасте / К.Д. Хломов, А.А. Бочавер, М.С. Фоменко [и др.] // Психологическая наука и образование. 2022. Т. 27, № 3. С. 117–128. https://doi.org/10.17759/pse.2022270309
  3. Змановская Е.В. Современная российская девиантология: история, методология, социальные вызовы и актуальные тенденции // Российский девиантологический журнал. 2021. № 1(1). С. 12–23. https://doi.org/10.35750/2713-0622-2021-1-12-23
  4. Асмолов А.Г., Сорокина С.С. Культурные практики поддержания конструктивного и деструктивного разнообразия в сложных системах // Вопросы психологии. 2019. № 1. С 1–13.
  5. Клейберг Ю.А. Концептуализация проблемы «актуальный ресурс юной личности» // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2021. № 56. С. 236–241. https://doi.org/10.31773/2078-1768-2021-56-236-241
  6. Алиева М.А. Тренинг развития жизненных целей. Грозный: Речь, 2003. 216 с.
  7. Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния влиянию: авторская концепция: методы психологического влияния, алгоритм противостояния манипуляции, психологический тренажер. СПб.: Речь, 2010. 255 с.
  8. Зеленина Н.М. Критерии ассертивного поведения подростков // Вестник педагогических наук. 2022. № 7. С. 217–220.
  9. Грецов А.Г. Тренинговые технологии первичной профилактики аддиктивного поведения подростков и методика оценки их эффективности // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2012. № 153-1. С. 178–185.
  10. Малая О.Г., Ларионова В.А. Тренинг в системе высшего профессионального образования // Культура и образование. 2020. № 4(39). С. 137–143. https://doi.org/10.24412/2310-1679-2020-439-137-143