Изучение социальной дезадаптации у военнослужащих срочной службы

И.С. Бубнова
Кубанский государственный университет, Краснодар, Россия, irinaz-bubnova@yandex.ru

Аннотация

Рассматриваются вопросы социальной адаптации и дезадаптации военнослужащих срочной службы по призыву. Представлены результаты использования комплекса соответствующих диагностических методик в ходе проведения исследования в одной из воинских частей РФ. На основе сравнения данных, полученных по различным шкалам, выявлены связи между адаптацией и психологическим климатом в коллективе. Представлены основные причины нарушения процесса адаптации у солдат срочной службы.

Ключевые слова

адаптация, дезадаптация, воинский коллектив, социальная дезадаптация

Для цитирования

Бубнова И.С. Изучение социальной дезадаптации у военнослужащих срочной службы // Педагогическая перспектива. 2022. № 4(8). С. 50–55. 
https://doi.org/10.55523/27822559_2022_4(8)_50

Информация об авторах

Ирина Сергеевна Бубнова – кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии и социологии управления Кубанского государственного университета

Текст статьи

Проблема адаптации военнослужащих срочной службы в Вооруженных силах РФ является глобальной и изучается в различных научных областях. Актуальность проблемы связана, по мнению А.С. Слюсарева, М.Ю. Козлова, Е.Н. Ибрагимова, Е.Д. Иваницкой, с трудностями, обусловленными сложностью раннего выявления у военнослужащих потенциально дезадаптивных личностных черт и невозможностью прогнозирования патологических реакций в ситуации резкой смены жизненного уклада. Авторы отмечают, что ранняя диагностика дезадаптации военнослужащих чрезвычайно важна в связи со значительностью агрессивных или аутоагрессивных реакций, проявляющихся как следствие расстройства адаптации [1].

Д.А. Василенко и Е.В. Хулапа подчёркивают, что факторами дезадаптации военнослужащих могут выступать различные причины, среди которых: неадекватное представление о службе в армии; смена вида основной деятельности, полное отсутствие личного времени; слабая подготовленность к физическим нагрузкам; наличие склонности к аддиктивному поведению и др. Вместе с тем авторы отмечают, что проблема дезадаптации военнослужащих является актуальной, поскольку у них возрастает фрустрационная напряжённость, которая, в свою очередь, влечёт за собой  истощение ресурсов организма и может стать причиной невротических нарушений [2].

Н.В. Чеботарева, З.А. Левченко, А.В. Сырцев, К.В. Днов, Ф.А. Габуева, А.Н. Ятманов подчёркивают, что эффективность профилактики данных рисков напрямую зависит от диагностики военнослужащих, выявления из их числа лиц, имеющих отклонения в психическом и физическом здоровье. Коллектив данных авторов эмпирическим исследованием установил личностные детерминанты дезадаптации военнослужащих [3]. Вместе с тем проблема социальной дезадаптации не получила полной проработки в научной литературе.

Опираясь на работы С.Е. Квасова, подчеркнём, что процесс социальной адаптации военнослужащего может быть разделён на ориентировочный, критический и завершающий, каждый из которых связан с решением определённых задач [4, с. 120].

Критичность адаптационного процесса связана с появлением конфликтов в системе взаимоотношений «молодой призывник – сержант» [5, с. 26], военнослужащий зачастую испытывает неуверенность в себе и одиночество [6]. И только на завершающем этапе адаптации он выстраивает устойчивую модель поведения в вертикальной и горизонтальной системах взаимоотношений [7]. Ряд авторов, в частности Е.М. Дубовская, В.Г. Мельников, отмечают, что период адаптации связан с формированием определённого поведения военнослужащего [8]. Первая модель поведения может быть охарактеризована как позитивная и связана с усвоением правил устава внутренней службы ВС РФ. Вторая характеризуется только внешним принятием норм и формированием конфликтного взаимодействия в коллективе [9]. С.С. Муцинов выделяет объективные и личностные факторы, блокирующие адаптационный процесс [10, с. 45].

Наше исследование социальной дезадаптации военнослужащих срочной службы, проведённое при помощи комплекса валидных психодиагностических методик, позволило сформулировать следующие выводы.

Шкала «Адаптивность» опросника социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда. Только 20% респондентов продемонстрировали высокий уровень адаптивности, 35% – средний и 45% – низкий уровень, что свидетельствует о значительных трудностях при приспособлении к воинскому коллективу и к требованиям общевоинского устава.

Шкала «Дезадаптивность». Высокий уровень дезадаптивности был выявлен у 35% респондентов. Они характеризуются незрелостью личности, невротическими отклонениями, дисгармонией
в сфере принятия решений ввиду постоянных неуспешных попыток реализовать цель или наличием более двух равнозначных целей. Средний уровень продемонстрировали 35% респондентов. Для них харатерна неполная зрелость личности, иногда возникающие невротические реакции, небольшая дисгармония в сфере принятия решения ввиду неуспешных попыток индивида реализовать цель [11].

Шкала «Принятие себя». Исследование показало, что 15% опрошенных отличаются высоким уровнем принятия себя, что свидетельствует о высокой самооценке и удовлетворённости своими
личностными характеристиками. У 50% был диагностирован средний уровень. Данные респонденты отличаются адекватной самооценкой, они достаточно удовлетворены своими личностными характеристиками, имеют небольшое проявление критичности по отношению к себе. У 35% опрошенных был установлен низкий уровень, что говорит об их низкой самооценке, неудовлетворённости своими личностными качествами, высоком критичном отношении к себе. Результаты, полученные в ходе диагностики по данной шкале, позволяют сделать вывод о том, что большинство военнослужащих имеют адекватную самооценку, однако немалая их часть характеризуются низкой самооценкой, что может напрямую влиять на уровень их адаптивности, поскольку при соотношении результатов по данным двум шкалам, у испытуемых с низкой самооценкой наблюдается высокий уровень дезадаптивности.

Шкала «Непринятие себя». Высокий уровень непринятия себя продемонстрировали 35% респондентов. Эти испытуемые имеют низкую самооценку и не удовлетворены своими личностными качествами, критичны по отношению к себе. Средний уровень был выявлен у 50% опрошенных. Они отличаются адекватной самооценкой, в достаточной степени удовлетворены своими личностными характеристиками, имеют небольшое проявление критичности по отношению к себе. Низкий уровень продемонстрировали 15% респондентов. Они имеют высокую самооценку и испытывают полную удовлетворённость своими личностными характеристиками. Данные результаты согласуются с результатами, полученными в ходе интерпретации данных предыдущей шкалы «Принятие себя», что подтверждает искренность ответов респондентов. Таким образом, большинство военнослужащих имеют адекватную самооценку, однако немалая их часть характеризуются низкой самооценкой, что может напрямую влиять на уровень их адаптивности.

Шкала «Принятие других». Исследование показало, что 25% опрошенных отличаются высоким уровнем принятия других. Они испытывают высокую потребность в общении, взаимодействии и совместной деятельности с сослуживцами. У 65% был диагностирован средний уровень. Данные респонденты отличаются средним уровнем потребности вести какую-либо совместную деятельность, выстраивать межличностные отношения с сослуживцами. И только 10% опрошенных респондентов отличаются низким уровнем принятия других. Они имеют низкий уровень потребности в общении и совместной (коллективной) деятельности. Данные результаты указывают на то, что большинство военнослужащих не имеют особого стремления к совместной деятельности, коллективным делам, общению. По преобладанию определённых ответов респондентов в рамках данной шкалы можно сделать вывод о том, что военнослужащие, находясь 24 часа в сутки вместе, испытывают некоторое пресыщение сослуживцами. Вероятнее всего, это и послужило становлению отсутствия стремления к коллективным делам, общению с сослуживцами в свободное время от «воинского дела».

Шкала «Эмоциональный комфорт». Для 25% респондентов характерен высокий уровень эмоционального комфорта: данные респонденты испытывают положительные эмоциональные реакции от происходящих событий, состояние уверенности и спокойствия, в том числе и при взаимодействии с коллективом. У 70% был диагностирован низкий уровень: им присуще чувство неуверенности и тревожности. Данные результаты указывают на то, что большинство военнослужащих находятся в эмоциональном дискомфорте, что может напрямую влиять на уровень их адаптивности в коллективе. Связывая данную шкалу со шкалой «Принятие других», можно сделать вывод, что принудительные меры в отношении принятия личностью других являются поводом для возникновения эмоционального дискомфорта и проявления чувств неуверенности, тревожности и неудовлетворенности.

Шкала «Интернальность». Высокий уровень интернальности продемонстрировали 45% респондентов. Они имеют внутренний локус контроля – ответственность за события, происходящие в жизни, принимают в большей мере на себя, результаты своей деятельности объясняют своим поведением. Средний уровень выявлен у 35% опрошенных. Они часто не способны брать на себя ответственность за результаты своей деятельности, а также не способны коррелировать свои собственные неудачи и характер поведения, личностные способности. Низкий уровень продемонстрировали 20% респондентов: для них характерно наличие внешнего локуса контроля.

Полученные результаты указывают на то, что большинство военнослужащих имеют внутренний локус контроля: способны брать ответственность на себя. Вероятнее всего, «воинская жизнь» заставляет каждого солдата нести ответственность за свои поступки и полагаться только на себя, ибо другой вариант пребывания в воинском коллективе представляется менее возможным ввиду жёстких требований и дисциплинарных взысканий.

Шкала «Доминирование». У 15% опрошенных был выявлен высокий уровень доминирования: для них характерно стремление к лидерству и руководству. У 55% диагностирован средний уровень: они зачастую решают личностно значимые задачи за счёт окружающих, стремятся к выраженному лидерству. У 30% выявлен низкий уровень: данные испытуемые характеризуются ведомостью и стремлением быть подчинённым, выполнять поставленные кем-то задачи. Таким образом, большинство военнослужащих имеют средний уровень доминирования. Соотнесение результатов по данной шкале с результатами по шкале «Адаптивность», показало, что те, кто имеют низкий уровень доминирования, имеют низкие адаптивные способности, а также в большей мере переживают процесс дезадаптации.

Шкала «Эскапизм». У 20% опрошенных был выявлен высокий уровень эскапизма: данным испытуемым свойственно постоянно уходить от проблем в мир иллюзий. У 65% был выявлен средний уровень: данные респонденты лишь иногда позволяют себе уйти от будничных проблем. И только у 15% был установлен низкий уровень: данные испытуемые никогда не уходят от проблем, всегда пытаются самостоятельно найти адекватные способы их решения. Соотнеся полученные результаты с результатами по шкале «Интернальность», можно сделать вывод, что
испытуемые с высоким уровнем эскапизма имеют внешний локус контроля. Таким образом, данная часть испытуемых характеризуются уходом от проблем и перекладыванием ответственности за результаты деятельности на других людей.

Опросник оценки проявлений дезадаптации. Использование данного опросника показало, что большая часть испытуемых переживает процесс дезадаптации и нуждается в специальной помощи специалистов по сопровождению данного процесса. Так, 15% продемонстрировали высокий уровень дезадаптации, 45% – выраженный, 35% – средний и только 5% – низкий уровень. Также были выявлены основные признаки проявления нарушения процесса адаптации у военнослужащих срочной службы. Прежде всего это ощущение усталости – 55% испытуемых, соматовегетативные нарушения – 20% и нарушения цикла «сон-бодрствование» – 15%.

Методика «Оценка эмоциональнодеятельностной адаптивности (Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов). Полученные результаты показали, что 15% опрошенных респондентов имеют высокий уровень эмоционально-деятельностной адаптивности и не испытывают каких-либо затруднений в процессе приспособления к существующим в обществе требованиям. Средний уровень продемонстрировали 20%. Вместе с тем у 50% опрошенных был выявлен низкий уровень адаптивности, а у 15% – очень низкий уровень: испытуемые не могут приспособиться к существованию в обществе по причине несоответствия требований данного общества собственным потребностям, мотивам и интересам. Преобладание низкого уровня адаптивности говорит о значительных трудностях при приспособлении к воинскому коллективу [12]. Данные результаты имеют полное соответствие с данными предыдущих методик.

Методика «Оценка психологической атмосферы в коллективе». Опрос показал, что 15% опрошенных отнесли психологическую атмосферу в коллективе к высокому уровню, 45% – к достаточно благоприятному, 40% опрошенных – к низкому уровню.

Проведённое эмпирическое исследование позволяет сформулировать следующие выводы. Испытуемые, переживающие нарушение процесса адаптации, испытывают дискомфорт в результате пребывания в воинском коллективе и низко оценивают его психологическую атмосферу. Следовательно, мы можем с точностью говорить о прямой связи нарушения процесса адаптации с неблагоприятными условиями психологического климата. Военнослужащие срочной службы по призыву отличаются различной степенью проблем адаптации, что указывает на то, что испытуемые не могут принять верное решение, которое бы удовлетворяло их интересы и потребности, испытывают психосоматические и невротические реакции организма на какие-либо внешние изменения. Помимо этого, процесс дезадаптации сопровождают такие симптомы, как повышенная утомляемость, нарушения сна, соматовегетативные нарушения, снижение самооценки и др. Все выявленные характеристики сопровождаются низким эмоциональным комфортом, являющимся следствием преобладающей низкой адаптивности военнослужащих.

Список литературы

  1. Слюсарев А.С., Козлов М.Ю., Ибрагимова Е.Н., Иваницкая Е.Д. Роль ранних дезадаптивных схем в развитии тревожно-депрессивной симптоматики у военнослужащих с расстройством приспособительных реакций // Вестник психотерапии. 2021. № 80 (85). С. 25–38.
  2. Василенко Д.А., Хулапа Е.В. Основные причины дезадаптации военнослужащих к воинской службе // Психология и педагогика в Крыму: пути развития. 2019. №3. С. 123–134.
  3. Чеботарева Н.В., Левченко З.А., Сырцев А.В., Днов К.В., Габуева Ф.А., Ятманов А.Н. Математическая модель прогноза дезадаптации военнослужащих Военно-Морского Флота по результатам психологического тестирования // Морская медицина. 2022. Т. 8, № 3. С. 22–29. http://doi.org/10.22328/2413-5747-2022-8-3-19-29
  4. Квасов С.Е. Социально-психологические аспекты адаптации молодого пополнения к военной службе. Н. Новгород: Военно-медицинский институт, 1999. 120 с.
  5. Арбатов А., Дворкин В. Военная реформа России: состояние и перспективы. М.: Центр Карнеги. 2013. 79 с.
  6. Рерке В.И., Бубнова И.С., Демаков В.Т. Информационно-психологическая безопасность как научно-исследовательская дефиниция // Научно-педагогическое обозрение. 2022. №5(45). С. 202–211.
  7. Бабкин Д.В., Бубнова И.С., Миронова С.Р. Стрессоустойчивость и копинг поведение выпускников вуза как фактор их трудоустройства // Казанский педагогический журнал. 2021. №6(149). С. 201–207.
  8. Мельников В.Г. Динамическая модель группы (теория и практика развития группы, организации). Киров: КОГУП «Кировская областная типография», 2001. 176 с.
  9. Александрович П.И., Малютин А.Г., Сенокосов Ж.Г. Психологический анализ трудностей адаптации военнослужащих к армейской жизнедеятельности. Рига: Изд-во РижВВПКУ, 2001. 89 с.
  10. Муцинов С.С. Молодые воины: воспитание и адаптация в коллективе. М.: Институт военной истории МО РФ, 1989. 243 с.
  11. Бабкин Д.В., Бубнова И.С. Изучение психического выгорания и его детерминант у адвокатов // Казанский педагогический журнал. 2022. №2(151). С. 241–248.
  12. Мельников В.Г. Динамическая модель группы (теория и практика развития группы, организации). Киров: КОГУП «Кировская областная типография». 2001. 176 с.