Влияние гендерной идентичности на поведение в конфликте у замужних и незамужних женщин

А.С. Карьева1, И.С. Бубнова2
1,2 Кубанский государственный университет, Краснодар, Россия
1 boliri91@mail.ru
2 irinaz-bubnova@yandex.ru

Аннотация

Представлен анализ исследований конфликтных ситуаций и стратегий поведения в конфликте, описаны гендерные особенности поведения в конфликтной ситуации. Изложены результаты исследования влияния гендерной идентичности на поведение в конфликте у замужних и незамужних женщин. На основе тестирования 40 замужних и 40 незамужних женщин показано, что женщины с феминным типом гендера в качестве стратегии поведения в конфликте чаще всего выбирают избегание, с маскулинным – соперничество, с андрогинным – компромисс.

Ключевые слова

гендер, пол, гендерная идентичность, конфликт, типы поведения в конфликте

Для цитирования

Карьева А.С., Бубнова И.С. Влияние гендерной идентичности на поведение в конфликте у замужних и незамужних женщин // Педагогическая перспектива. 2022. № 4(8). С. 77–82. 
https://doi.org/10.55523/27822559_2022_4(8)_77

Информация об авторах

Анастасия Сергеевна Карьева – магистрант факультета управления и психологии Кубанского государственного университета.

Ирина Сергеевна Бубнова – кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии и социологии управления Кубанского государственного университета.

Текст статьи

Семейная жизнь немыслима без столкновения идей, жизненных позиций, целей супругов. Однако значительную роль в урегулировании конфликта играет не только стиль поведения личности в конфликтной ситуации, но и её гендерные особенности [1].

В последние десятилетия проблема гендерной идентичности стала предметом теоретического и эмпирического изучения российских и зарубежных психологов в двух направлениях: теоретической основой первого являлось понятие «идентичность», введенное Э. Эриксоном, второго – понятие «Я-концепция», предложенное Дж. Мидом [2].

Гендерная идентичность, по мнению И.С. Кона, – это осознание себя мужчиной, женщиной или существом какого-то другого («промежуточного») пола [3]. Она формируется в результате сложного взаимодействия природных задатков и социализации человека, где сам субъект принимает или отвергает предлагаемые ему роли и модели поведения [4]. Содержательные составляющие гендера традиционно раскрываются через понятия «маскулинность», «фемининность» и «андрогиния» [5]. С. Бем трактует гендер как аффективно-когнитивный конструкт, созданный для упорядочивания индивидуального опыта и организации человеком своего поведения [5].

Анализируя особенности поведения мужчин и женщин в конфликтных ситуациях, Макарова С.Н. подчёркивает, что 60% мужчин и 33% женщин склонны отстаивать собственные интересы. Вместе с тем 33% женщин в ситуации организационного конфликта преимущественно используют стратегию компромисса [6]. Интерпретируя результаты проведённого исследования, автор отмечает, что у всех испытуемых мужского пола и большинства женского в структуре личности выявлена андрогинность, то есть практически все испытуемые мужского пола и большая часть женского проявляют одновременно, но в разной степени и фемининные, и маскулинные качества.

К.С. Шалагинова, изучая гендерные детерминанты конфликтологической компетентности, выявила наличие низкого уровня устойчивости к конфликту у юношей и среднего – у девушек. Большинство опрашиваемых ею респондентов как мужского, так и женского пола отметили, что негибкость, неразвитость, невыразительность эмоций, доминирование негативных эмоций и неумение управлять ими, «дозировать» неадекватное проявление эмоций, осложняют взаимодействие с партнёрами. Наоборот, эмпатия и толерантность, умение адекватно проявлять эмоции, сдерживать негативные эмоции в адрес других людей, снижение уровня агрессивности и враждебности будут способствовать формированию конфликтологической компетенции у юношей и девушек [7].

Н.А. Птицына и Е.К. Маркова при анализе организационных конфликтов установили, что агрессивное поведение в большей мере характерно для руководителей-мужчин. Вместе с тем мужчинам быстрее, чем женщинам, удаётся справляться с эмоциональным напряжением, поскольку они в большей мере ориентированы на достижение результата и сосредотачивают свои усилия на предмете спора. Руководители-женщины эмоционально глубоко вовлекаются в конфликтную ситуацию, склонны к потере контроля над нею и принятию спонтанных решений, поэтому им сложнее сохранить объективность и адекватно разрешить конфликтную ситуацию [8]. Все руководители испытывают негативные эмоции, вызванные конфликтом, однако их палитра у женщин значительно разнообразнее: от обиды до аутоагрессии. Мужчины менее эмоциональны в конфликте, но склонны к проявлению агрессии, если чувствуют угрозу своему положению или репутации. В целом мужчины оперативнее справляются с негативными эмоциями. Руководители-женщины стремятся преодолеть конфликт путём объединения с оппонентами или создания условий для сотрудничества, проявляют готовность обратиться за психологической помощью. Мужчины же часто прибегают к санкционированию, редко – к компромиссу.

Бондаренко Е.В., Польшакова И.Н., Шумакова С.В. в рамках своего исследования выявили взаимосвязь между конфликтностью и сферами супружеских отношений. Так, авторы установили, что большую конфликтную нагрузку несут «Воспитание детей», «Проявление автономии одним из супругов», «Нарушение ролевых ожиданий» и «Разногласия в отношении к деньгам» [9]. Также они обнаружили статистически достоверные взаимосвязи между показателями удовлетворённости браком и стилями поведения в конфликте, что свидетельствует о том, что мужчины и женщины в молодой семье, использующие модели «Сотрудничество» и «Компромисс», более удовлетворены браком. Удовлетворённость браком в мужской группе выше, чем в женской.

Таким образом, анализ литературы позволяет сделать вывод о том, что проблема поведения в конфликте мужчин и женщин в зависимости от гендера и пола была проанализирована достаточно полно [10]. Вместе с тем наблюдается дефицит исследований, раскрывающих влияние гендерной идентичности на поведение в конфликте у замужних и незамужних женщин.

С целью исследования данного вопроса мы протестировали 40 замужних и 40 незамужних женщин в возрасте от 25 до 35 лет с использованием методик Сандры Бэм «Определение маскулинности – феминности» и Томаса-Килманна «Типы поведения в конфликте».

Анализ результатов тестирования по методике С. Бем (табл. 1) показал, что в обеих выборках преобладающим типом гендерной идентичности является андрогинность, далее следует феминность и маскулинность. При этом замужние женщины более склонны к андрогинности, нежели незамужние, и менее склонны как к феминности, так и к маскулинности.

Таблица 1. Гендерная идентичность замужних и незамужних женщин, %

Тип гендерной идентичности

Замужние женщины

Незамужние женщины

Фемининный

12,5

22,5

Маскулинный

2,5

7,5

Андрогинный

85

70

Как известно, на выбор стратегии поведения в конфликтной ситуации могут влиять различные факторы: психологические особенности, продолжительность конфликта, возможные последствия конфликта, значимость конфликтной ситуации для оппонентов, наличие ресурсов и др. [11]. Т. Хендриксон выделяет пять основных стилей поведения в конфликте: уклонение (избегание), приспособление, конфронтация (соперничество), сотрудничество, компромисс [12].

Результаты теста Томаса-Килманна (табл. 2) показали, что самым непопулярным стилем поведения в конфликте как у замужних, так и незамужних женщин является «приспособление» (10% и 0% соответственно). Чаще всего замужние женщины прибегают к соперничеству (27,5%), незамужние – к компромиссу (47,5%).

Таблица 2. Стили поведения в конфликте у замужних и незамужних женщин, %

Стиль поведения в конфликте

Замужние женщины

Незамужние женщины

Уклонение/избегание

20

27,5

Приспособление

10

0

Конфронтация/соперничество

27,5

12,5

Сотрудничество

17

12,5

Компромисс

25

47,5

Далее рассмотрим взаимосвязь гендерной идентичности и поведения в конфликте у замужних (табл. 3) и незамужних (табл. 4) женщин.

Таблица 3. Гендерная идентичность и поведение в конфликте у замужних женщин

Стиль поведения в конфликте

Феминность

Андрогинность

Маскулинность

Соперничество

0

29,4

100

Сотрудничество

0

20,6

0

Компромисс

20

26,5

0

Избегание

60

14,7

0

Приспособление

20

8,8

0

Таблица 4. Гендерная идентичность и поведение в конфликте у незамужних женщин, %

Стиль поведения в конфликте

Феминность

Андрогинность

Маскулинность

Соперничество

0

7,1

100

Сотрудничество

33,3

10,7

0

Компромисс

33,3

57,1

0

Избегание

44,4

25%

0

Приспособление

0

0

0

Как показало исследование, 29,4% андрогинных женщин, находящихся в браке, склоняются в конфликте к соперничеству, 26,5% – компромиссу, 20,6% – сотрудничеству, 14,7% – избеганию и 8,8% – приспособлению. Среди женщин с феминным типом гендера 60% придерживаются стратегии поведения «избегание», по 20% – «компромисс» и «приспособление». Женщина с
маскулинным типом гендера в этой выборке одна, и она придерживается типа поведения «соперничество».

Среди незамужних андрогинных женщин 57,1% в качестве стратегии поведения в конфликтных ситуациях выбирают «компромисс», 25% – «избегание», 10,7% – «сотрудничество» и 7,1% – «соперничество». Женщины с феминным типом чаще выбирают стратегию «избегание» – 44,4%, в 33,3% случаев – «компромисс» и в 22,2% – «сотрудничество». Все женщины с маскулинным типом гендера в нашей выборке направлены в конфликте на «соперничество».

Таким образом, проведённое исследование позволяет сделать вывод о том, что женщины с феминным типом гендера в качестве стратегии поведения в конфликте чаще всего выбирают избегание, с маскулинным – соперничество, с андрогинным – компромисс. Полученные результаты были подтверждены с помощью корреляционного анализа. Так, фемининность  действительно коррелирует с избеганием, маскулинность – с соперничеством, андрогинность же у незамужних женщин коррелирует с компромиссом, а в случае с замужними женщинами – с соперничеством. Это, на наш взгляд, отражает современные тенденции развития общества, поскольку сегодня не все замужние женщины выбирают традиционную модель семьи, не желая быть просто женой и матерью. Многие замужние женщины с андрогинным типом гендера (29,4%), вероятно, предпочитают конкурировать с мужчиной, выбирая «соперничество» как модель поведения в том числе и в семейном конфликте.

Список литературы

  1. Маленова А.Ю., Королева К. В. Психологический пол личности и его взаимосвязь с брачно-семейными установками на разных этапах семейных отношений // Вестник Омского университета. Серия «Психология». 2015. № 1. С. 67–78.
  2. Бубнова И.С. Гендерный дисплей подростка-сироты // Казанский педагогический журнал. 2016. № 2-2(115). С. 389–392.
  3. Тартаковская И.Н. Игорь Семенович Кон и российские гендерные исследования: «В этом вопросе, как и в других, я занимаюсь наведением мостов между берегами» // Социологический журнал. 2011. № 2. С. 138–143.
  4. Бубнова И.С., Рерке В.И. Исследование особенностей гендерной идентичности у девочек-сирот подросткового возраста // Педагогический имидж. 2021. Т. 15. № 1(50). С. 49–62.
  5. Бем С. Линзы гендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. 170 с.
  6. Макарова С.Н. Гендерные особенности поведения мужчин и женщин менеджеров в организационных конфликтах // Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. 2018. № 3(26). С. 86–90.
  7. Шалагинова К.С. Учёт гендерных особенностей поведения в конфликте при формировании конфликтологической компетентности будущих педагогов // Мир педагогики и психологии. 2018. № 2(19). С. 113–122.
  8. Птицына Н.А., Маркова Е.К. Способы разрешения конфликтных ситуаций в профессиональной деятельности руководителя социального учреждения: гендерный аспект // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2019. № 4(56). С. 139–145.
  9. Бондаренко Е.В., Польшакова И.Н., Шумакова С.В. Особенности конфликтного поведения и удовлетворённости браком у мужчин и женщин в молодой семье // Психология образования в поликультурном пространстве. 2022. №3 (59). С. 6–19.
  10. Смахтина Т.А. Личностные особенности и поведение в конфликте // Психологические науки. 2020. № 9(48). С. 660–663.
  11. Бубнова И.С., Терещенко А.Г. Особенности гендерной идентичности у подростков девиантного поведения // Казанский педагогический журнал. 2017. № 2(121). С. 166–169.
  12. Олейникова Е.Ю. К проблеме исследования гендерной идентичности // Вопросы науки и образования. 2018. № 8(20). 176–178 с.